Карманов В. И. О формировании 9 ДНО

Комиссия по истории отечественной войны

 

Стенограмма беседы

 

с 2-м секретарем Кировского райкома партии

Кармановым Василием Ивановичем.

 

/Беседу проводила т. Грицевская Е.М.

Стенографировала Крауз О.В. /

 

В 2 ч. ночи с 2 на 3 июля 41 г. тогда второй секретарь Васильев был вызван в Кремль. Там их собрал тов. Молотов и сказал, что будет выступление Иосифа Виссарионовича Сталина, и, хотя народ был уже поднят, но нужно будет дать определенную организацию этому движению.

После этого мы раскрепили партийный аппарат. Я в частности был на 1 образцовой типографии, там было около 300 членов партии.

Речь тов. Сталина была в 6 ч. 30 м. утра, а в 7 ч. 30 м. было созвано совещание директоров. На предприятиях были митинги. В 1-й образцовой типографии выступили на митингах ряд товарищей, в частности выступал коммунист Шлёнский. Он заявил, что готов сразу же идти в народное ополчение. Это – человек лет 40, работал в литографском цехе. Там еще было десяток выступлений. Потом у стола образовалась очередь, шла запись. Не отставали в этом отношении и женщины. Напр. Дубровина – она сейчас работает секретарем в 17 типографии, и еще другие, – они все время были у меня в истребительном батальоне. Затем в народное ополчение пошла тов. …

Митинг прошел с большим подъёмом. Вообще нужно сказать, что в 1-й образцовой партийная организация крепкая, там – печатники, наборщики и т.д. хороший рабочий народ.

После этого было созвано совещание директоров и начали комплектовать дивизию народного ополчения. Я занимался материальным снабжением дивизии народного ополчения. Мы все получили из района. Руководители предприятий на этом совещании заявили, что у кого что есть – все дадим. Напр. директор ситце-набивной фабрики Малкин обеспечил нас пашивкой матрацов и наволочек. Винно-коньячный завод набивал матрацы стружками. Ситце-набивная фабрика также лудила котлы. У артели им. Менжинского мы взяли палатки, также и у фабрики полевого снабжения. Были у нас две походные кухни, но мы их получили из другого района. Завод 509 изготовил нам котелки. Фабрика «Парижская коммуна» изготовила обувь. Швейные предприятия стали шить белье, наволочки, простыни, делали палатки.

Ополченцы пробыли здесь дня три и потом ушли под Москву. Мы их отправляли ночью, был такой приказ. Когда были в Москве, то штаб у нас помещался на фабрике «Рот Фронт» в конторе. Работников мы комплектовали сами: Комиссаров полков отбирал я. Затем политруков батальонов и рот брали из состава народного ополчения. Напр. комиссаром 2 полка был директор картонажной фабрики Марышев. Замест. командира дивизий по снабжению был Марзукевич – зам. директора зав. им. Калинина по снабжению. Акиншин был комиссаром артиллерийского дивизиона – секретарь парторганизации завода им. Кагановича. Вакульчик, (…) партии был заместителем начальник политотдела по (…) (…)ба его теперь неизвестна. Марышев напр. сейчас является замест. командира бригады тяжелой артиллерии, – на фронте. По заявлению одного работника фронта он дрался очень хорошо. Награжден орденом Красной Звезды. Акиншин был все время в боях. 25 мая 43 г. он поехал на учебу.

Гофман, директор фурнитурно-гвоздильного завода райкомом был направлен отсекром. дивизии. Фельцман – аспирант технологического института был направлен на должность заместителя командира саперного полка. Он вывел из окружения большое воинское соединение. Из окружения наша дивизия выходила почти все время с боями. Он вывел до дивизиона – 600 чел. Это – очень энергичный человек.

Потом – ЗАМ(…) – секретарь партийной организации фасовочной фабрики приезжал ко мне 7 раз и просил, чтобы его отпустили. Но отпустить его было нельзя, так как у него на фабрике оставался один беспартийный коммерческий директор. Но все же в последний раз он пришел и настоял. Тогда я уже его направил в дивизию народного ополчения.

Тов.(…) которая пошла с дочкой получила контузию, когда выходили из окружения. Потом она работала на заводе. Она очень много вещей отдала в пользу обороны, отдала цветы, самовар и др.

Знамена дивизии были вручены в М. Ярославце кажется в июле 41 г. Когда дивизия стояла под Москвой, то туда ездили инструктора райкома Егоров с другим товарищем. В это время в дивизии менялось командование один генерал сдавал, а другой – принимал.

В сентябре месяце к ним возили из райкома подарки, и после этого мы с ними связь потеряли.

Затем в народное ополчение пришел к нам один старичек 1884 г. рождения, член партии с октября 1906 года. Он пошел добровольцем. Он – член райкома, работал председателем партийной тройки. Фамилия его Бабков. Он также был в окружении и вышел.

Затем – Нехаев – работник системы Мосэнерго приходил пять раз. Он по некоторым данным не подходил к должности командира, но он буквально не выходил из райкома. Наконец ему дали согласие. Он тоже был в окружении и вышел оттуда вместе с Марышевым.

Комиссия наша была расположена во дворе и к нам приходило большое количество ребятишек из 9-10 классов, приходили целыми группами. Это были 15-16-летние подростки. Они настаивали, чтобы их взяли и часть из них все-таки пошли, а часть отправили обратно, но некоторые так и остались в дивизии.

 

ЦАОПИМ фонд 67, опись 3, дело 10, листы 99, 99 об

No responses yet

Leave a Reply