Ура! Находка!

Хоть обычно мне радостно сообщать о том, что установлена судьба ещё одного воина 9 ДНО, но сегодня «ура!» выходит невесёлое. Дело в том, что находка опоздала, как минимум, на 15 лет.

Сегодня в ОБД я обнаружила данные подворового опроса — анкету, заполненную сыном бойца Корябкина Якова Константиновича из Загорска. Добавив его данные в таблицу, я проверила его фамилию на возможные искажения — и сразу же обнаружила карточку военнопленного Якова Карябкина. Места рождения и жительства совпали, в книге памяти Сергиево-Посадского района солдат был учтён как пропавший без вести. Проверила по телефонной книге — оказалось, сын 1925 года рождения живёт буквально через квартал от моего родного дома!  Через полчаса мама (я сейчас далеко от дома) уже звонила в домофон…

… и узнала из разговора с вдовой Ивана Яковлевича, что он умер 15 лет назад. Никаких фотографий в доме не осталось, но вдова помнила, что свёкор считался пропавшим без вести — и Иван Яковлевич всю жизнь искал его, но так и не нашёл.

One response so far

70 лет назад…

Июл 06 2011 Published by under Uncategorized

70 лет назад началась добровольная мобилизация трудящихся Москвы и Московской области в дивизии народного ополчения.
70 лет назад первые ополченцы будущей 9 ДНО стали приходить на пункты сбора.
О том, как уходил из Загорска (Московская обл., сейчас — Сергиев Посад) на фронт мой прадед, Василий Алексеевич Ильинский, мне много раз рассказывала бабушка. Настроение у всех было приподнятое, ополченцы были уверены, что война скоро кончится, «мы их шапками закидаем» — поэтому и записался в ополчение мой прадед, которого из-за болезни (у него была язва желудка, он пил только козье молоко и поэтому дома всегда держали коз) не призвали бы в армию. Вместе с ним ушёл его родной брат, Сергей, который был фотографом и, по рассказам бабушки, собирался «фотографировать немцев».
В Загорске ополченцы собирались в лесу рядом с Черниговским скитом. Через некоторое время их повели на станцию — опять же, по рассказам бабушки, не по главной улице — Комсомольской (сейчас Вифанская), а переулками, чтобы не собралась толпа провожающих. Но родные всё равно узнали, кто-то прибежал с криками: «Идут! Идут!» — и на станции, когда ополченцы уже разместились в вагонах электрички, удалось в последний раз попрощаться.

4 комментария

Блиндаж

Изучая материалы ОБД в поисках воинов 9 дивизии, я наткнулась на заявление жены младшего лейтенанта Леонида Ивановича Венглинского, Павлы Васильевны. Заявление было написано в 1944 году и адресовано центральному бюро по персональному учёту потерь личного состава ДА. Павла Васильевна писала о том,  что её муж ушёл на войну 27 августа 1941 года, служил командиром взвода истребительной роты в 1 (1300) полку, последнее письмо прислал 10 сентября со «Смоленского фронта», а потом писать перестал. Но в ноябре 1941 года Павла Васильевна получила письмо от красноармейца из его взвода. Он сообщал, что 11 сентября обвалом блиндажа убило пятерых командиров, в том числе, и Леонида Венглинского. На следующий день погибших похоронили. В заявлении Павла Васильевна указала, что не имеет официального сообщения о смерти мужа и не получает никакого пособия.

После дальнейших поисков я обнаружила донесение о безвозвратных потерях от 29.08.1942 Центрального Государственного Архива Красной армии. Там и были учтены как погибшие при обвале блиндажа 11 сентября 1941 года младшие командиры 9 сд 33 армии: Анатолий Иванович Бурасов, лейтенант, командир роты; Пётр Гаврилович Гуськов, ст. лейтенант, командир истребительной роты; Алексей Парфентьевич Дубровин, мл. лейтенант, командир взвода и Виктор Федорович Иванов, командир взвода. Основанием для учета  стало донесение Военного прокурора №00942 от 16.09.1941.

Почему же не получила никаких официальных сообщений о своём муже Павла Васильевна? Потому что Леонид Иванович был в этих донесениях записан не как Венглинский, а как Бегменский и Бегминский! Неизвестно, дошло ли до семьи «официальное» сообщение о гибели командира взвода. По крайней мере, в 26 томе  Книги памяти Московской области Венглинский Л. И. учтен как рядовой красноармеец 1300 полка 139 сд, пропавший без вести в декабре 1941 года.

Впрочем, это не единственная путаница, связанная с этим донесением.  Пётр Гаврилович Гуськов учтён в 29 томе Книги Памяти Москувской области как погибший 11 сентября 1941 при исполнении служебных обязанностей — но погибший не под Ельней, а в Грузии, в городе Батуми.

2 комментария

Ура! Находка!

Май 02 2011 Published by under судьба установлена

Родные Петра Григорьевича Лясникова, связиста из взвода связи 1 батальона 1 стрелкового полка 9 ДНО, знали из рассказов его фронтового товарища, что Пётр попал в плен и умер, но официально солдат 70 лет числился пропавшим без вести. Но вот сегодня в ОБД обнаружилась карточка Петра Лязникова. Он умер в лагере Берген-Бельзен 1 января 1943 года.

No responses yet

От смерти к жизни

Апр 14 2011 Published by under Uncategorized

В раздел «Библиотека» добавлена книга воспоминаний Сагита Абдулловича Тазетдинова «От смерти к жизни».

Оригинал  — машинописная книга — хранится в архиве Оренбургского областного краеведческого музея.

Фонд Р-2955, оп. 1, 1941 — 1972 гг. Тазетдинов Сагит Абдуллович (1901 — 1975 гг.) — участник гражданской и Великой Отечественной войн, узник концлагеря Дахау. Дело № 3 «От смерти к жизни» Документальная повесть. Машинопись 1965 г. 65 л.

 

No responses yet

« Newer posts