Альбом Памяти 1985

9-я КИРОВСКАЯ  ДИВИЗИЯ  НАРОДНОГО  ОПОЛЧЕНИЯ  г.МОСКВЫ

БЮРО  СОВЕТА  ВЕТЕРАНОВ

КНИГА-АЛЬБОМ  ПАМЯТИ

Москва-1985 г.

 

СОВЕТ ВЕТЕРАНОВ ДИВИЗИИ

9-я  ДИВИЗИЯ  НАРОДНОГО  ОПОЛЧЕНИЯ  Б, КИРОВСКОГО  (НЫНЕ МОСКВОРЕЦКОГО)  РАЙОНА  Г. МОСКВЫ

Краткая историческая справка

Составил: кандидат исторических наук подполковник ЛИВШИЦ Я.Л. с участием актива однополчан

Москва – 1984 г.

 

ПРОТОКОЛ  №12

Заседания бюро состава ветеранов 9-й Кировской дивизии народного ополчения гор. Москвы

12 декабря 1984 года  г. Москва

Присутствуют члены бюро: Коган Н.А, Шорникова Е.Н., Лившиц Я.Л., Карасева М.А., Усачева Е.В.

ПОВЕСТКА  ДНЯ:

О содержании Альбома Памяти 9-й Кировской дивизии народного ополчения г.Москвы

СЛУШАЛИ: О содержании Альбома Памяти дивизии (информация Я.Л.Лившица)

ПОСТАНОВИЛИ: 1.Утвердить содержание Альбома Памяти дивизии в следующем составе: Схема боевого пути дивизии (чертеж), историческая справка о формировании и боевых действиях дивизии, фотоиллюстрации с краткой характеристикой их боевого пути.

2. Дополнительная запись ветеранов дивизии в Альбом Памяти может вноситься только по решению бюро Совета ветеранов.

Председатель бюро совета ветеранов Н.А.Коган

Секретарь бюро совета ветеранов Е.В.Усанова

 

СОДЕРЖАНИЕ

1.Схема боевого пути 9-й дивизии народного ополчения Кировского (ныне Москворецкого) района г. Москвы (с 5 июля по 20 октября 1941 года).

2. Справка о формировании, обучении и боевых действиях 9-й дивизии народного ополчения Кировского (ныне Москворецкого) района г. Москвы

3. Приложение. Фотографии личного состава дивизии с описанием их боевого пути и групповые послевоенные фотографии ветеранов и представителей трудящихся района на торжественных церемониях и встречах

 

СПРАВКА

о формировании, обучении и боевых действиях 9-й дивизии народного ополчения Кировского района г. Москвы (3 июля – 20 октября 1941 года)

Великая Отечественная война являлась по своему характеру справедливой, освободительной, всенародной и в результате могучего единства фронта и тыла, в результате того, что на борьбу с фашизмом поднялись все советские люди. Дело защиты первого в мире Социалистического государства стало делом жизни и смерти всего советского народа, непреклонной волей каждого советского человека.

Одним из ярких проявлений всенародного характера Великой Отечественной войны стало создание народного ополчения во всех городах и поселках прифронтовых областей. Возникшие по инициативе народных масс движение за создание народного ополчения было подхвачено и возглавлено Центральным Комитетом Коммунистической партии.

О размахе этого движения можно судить по такому факту, что под знамена народного ополчения встало за годы Великой Отечественной войны свыше четырех миллионов человек, из них два миллиона влилось в действующую армию.

В отличие от других воинских и добровольческих формирований, народное ополчение имело некоторые общие и специфические особенности.

Прежде всего, народное ополчение явилось выражением глубокого советского патриотизма самых широких слоев советского общества, воспитанного Коммунистической партией, с первых дней Великого Октября. Осознанная готовность к защите Социалистической Родины была одним из достижений идейно-воспитательной работы Коммунистической партии.

Отличалось народное ополчение и по своему составу. Оно состояло в значительной части из невоеннообязанных, освобожденных в мирное время от военной службы, из подростковой молодежи 16-17 лет и из людей непризывных возрастов.

Сплавом жизненного опыта и юности можно назвать народное ополчение.

По своему социальному положению ополченцы в большинстве своем были рабочие, служащие, людьми интеллектуального труда, студенты, учащиеся, то есть городские жители.

Высока была и партийно-комсомольская прослойка народно-ополченских формирований.

История создания Московского народного ополчения началась, по существу, в первые дни войны, когда десятки тысяч не подлежащих мобилизации москвичей – коммунисты, комсомольцы, беспартийные – осаждали райкомы партии и комсомола, военкоматы с требованием немедленно призвать их в армию и отправить на фронт. Массовая запись добровольцев в народное ополчение началась уже в конце июня 1941 года.

Откликаясь на этот патриотический порыв, Центральный комитет партии провел в ночь на 2-е июля 1941 года совещание, на которое были приглашены секретари МГК ВКП (б) и райкомов партии столицы. Следовательно, организацию Московского народного ополчения возглавили партийные организации.

2 июля 1941 года вышло Постановление Военного Совета Московского военного округа о добровольной мобилизации трудящихся Москвы и Московской области в дивизии народного ополчения, согласно которому определился районный принцип формирования ополченских дивизий и, следовательно, было решено создать в Москве 25 ополченских дивизий – по одной в каждом район столицы.

В течение нескольких дней в Московское народное ополчение записалось 167740 человек в Москве и 140000 человек в Московской области, то есть более 300 тысяч советских патриотов.

Государственный комитет обороны, учитывая необходимость нормальной работы промышленности в помощь фронту, своим Постановлением 4 июля 1941 года решил провести формирование 12 дивизий народного ополчения. Центрами формирования этих дивизий стали Бауманский, Дзержинский, Киевский, Кировский, Краснопресненский, Куйбышевский, Ленинградский, Ленинский, Москворецкий, Ростокинский, Сталинский и Фрунзенский районы столицы. Ополченцы других районов Москвы и всех районов Московской области влились в состав дивизий указанных районов.

Таким образом, на территории современного Москворецкого района формировались две дивизии – Кировского и собственно Москворецкого районов.

Незабываемыми были эти первые июльские дни. Тревожные сообщения Совинформбюро о ходе военных действий, выступление И.В.Сталина по радио 3 июля, в котором были изложены основные положения директивы ЦК ВКП (б) и СНК СССР от 29 июня 1941 года партийным и советским организациям прифронтовых областей – все это волновало москвичей, требовало от них немедленных действий.  «Теперь все зависит от нашего умения быстро организоваться и действовать, – говорилось в директиве, – не теряя ни минуты времени, не упуская ни одной возможности в борьбе с врагом».

С 3 июля 1941 года на всех промышленных предприятиях, в учреждениях и учебных заведениях Кировского района прошли митинги. Состоялся такой митинг и на фабрике «Парижская Коммуна». Беспартийный рабочий монолитного цеха т. Бердышев закончил свое выступление на митинге словами: «Я одним из первых записываюсь добровольцем в народное ополчение, встану в группу по уничтожению диверсантов, буду беспощадно их истреблять, чтобы очистить нашу страну от фашистских варваров».  «Я вступаю добровольцем в военное ополчение, – заявил молодой рабочий штамповочного цеха тов. Прошенко – буду беспощадно бить врага, где бы и как бы его ни встретил». Этому призыву последовали еще 740 рабочих, инженерно-технических работников и служащих фабрики «Парижская Коммуна», и в их числе 210 коммунистов и 115 комсомольцев.

Нельзя сегодня без душевного волнения читать отчеты об этих митингах и выступлениях на них рабочих-добровольцев. Коммунист т. Сакмаченко из паровозного депо Московско-Донбасской железной дороги заявил на митинге: «Прошу зачислить меня в народное ополчение. Мне 68 лет, я буду с оружием в руках помогать своему народу насколько хватит сил». Бывший партизан Гражданской войны коммунист Астахов, 1890 года рождения, монтер Мосэнерго, заявил на митинге: «Советский Союз, его народ под руководством партии никому не позволит топтать свою землю и не отдаст завоеваний Октября. Пройдя империалистическую и гражданскую войны, я готов с оружием в руках защищать нашу Советскую Родину. Изъявляю желание вступить в ополчение».

270 человек вступило в ополчение на Первой Ситценабивной фабрике, 500 человек в Первой Образцовой типографии, 280 человек с фабрики «Рот-Фронт», 100 человек с картонажной фабрики во главе с ее директором. Сотни рабочих и служащих записались в народное ополчение с Дербеневского химзавода, Насосного завода им. Калинина, Кожевенного завода им. Тельмана, Краснохолмского камвольного комбината, Радиозавода, Трамвайно-троллейбусного управления, Мосэнерго и других предприятий района.

Кадровый рабочий Первой Ситценабивной фабрики коммунист Н.И.Болотин пошел в народное ополчение с двумя сыновьями – Евгением и Владимиром и с дочерью Марией, а его жена Н.И.Болотина пошла работать на фабрику.

Сразу же после митингов, оформив дела по месту работы, забежав домой и на скорую руку собравшись, многие добровольцы отправились на сборные пункты, которые расположились в восьми средних школах района – №№516, 525, 527, 649, технологическом институте легкой промышленности и других, в которых предприятия района на скорую руку оборудовали нары в классных комнатах, приготовили матрацы, постельные принадлежности, снабдили котелками и посудой.

Кстати, десятки школьников старших классов этих школ вступили в народное ополчение и среди них большая группа учащихся средней школы №579 – ХОХРИН  Николай, САБЛУКОВ  Кузьма, школы №524 – ГОРОХОВ  Павел, КОРМИЛКИН  Алексей, НЕМОВ Виктор и др., школы №516 – НЕЙМАН  Виктор, РАХМАНОВ  Андрей, КОНЯЕВ  Николай.

Всеми делами по организации и оснащению дивизии ведала районная тройка во главе с первым секретарем Кировского райкома партии тов. А.В. ПОГОСОВЫМ.

Штаб дивизии размещался в клубе фабрики «Рот-Фронт».

Весь рядовой и младший командный состав, 50% командиров взводов, до 40% командиров рот, весь политический и медицинский состав комплектовался из числа добровольцев – рабочих, служащих, студентов, учащихся учебных заведений. Основную массу личного состава дивизии составляли рабочие предприятий Кировского района. Командно-начальствующий состав дивизии комплектовался за счет кадров Московского военного округа из числа слушателей Военной Академии имени М.В.Фрунзе и курсов «Выстрел». Командиром дивизии был назначен участник Гражданской войны, преподаватель Военной Академии им. М.В.Фрунзе, старый коммунист, генерал-майор – Борис Дмитриевич БОБРОВ – человек высокой военной культуры. Командирами полков стали кадровые старшие офицеры – майор МИХЕЕВ – 1 полк, подполковник ТАДЗИНОВ – 2 полк, майор орденоносец – МОЖАРОВ Константин Сергеевич – 3 полк.

Политический состав был подобран и утвержден 16-17 июля 1941 г., на бюро МГК ВКП(б) по рекомендации Кировского райкома партии. Заместителем командира дивизии по политической части, а затем комиссаром был утвержден бригадный комиссар Михаил Николаевич ПРОХОРОВ, кавалер двух орденов, член ВКП (б) с 1918 г., начальником политотдела дивизии первоначально был назначен работник Кировского райкома ВАКУЛЬЧИК. Его сменил переведенный из Киевской дивизии народного ополчения батальонный комиссар Григорий Спиридонович БАНТРОВСКИЙ, член партии с 1918 года. Заместителем начальника политотдела стал ФИДЕЛЬМАН М.Э., комиссарами полков бюро горкома утвердило коммуниста с 1919 года В.А. СИЗОВА, членов партии с 1928 года З.Л. МАРШЕВА – директора картонажной фабрики, Н.П. ПАРАМОНОВА и П.Ф. ШАЛОФЕЕВА.  Секретарем партийной комиссии стал член ВКП (б) с 1906 года Илларион Андреевич БОБКОВ. Ему было тогда 57 лет.

Дивизия получила номер и стала называться 9-я дивизия народного ополчения Кировского района г. Москвы.

В краткой истории Кировской дивизии народного ополчения можно проследить три основных этапа: формирование дивизии, ее обучение и сколачивание, участие в создании оборонительных рубежей в Московской и Смоленской областях (июль-сентябрь 1941 года), в составе 33 Армии, участие дивизии в боевых действиях в составе 24 Армии Резервного фронта на Ельнинском направлении (30 сентября-5 октября 1941 г.), бои отдельных отрядов и групп дивизии в Вяземском окружении (6-20 октября 1941 г.).

Незабываемым для каждого ветерана дивизии стало 9 июля 1941 г., когда по ночным притихшим улицам Москворечья, а затем по Садовому кольцу на старое Калужское шоссе шли на запад полки дивизии к первому месту своей дислокации в районе Архангельского. Шли, одетые пока в гражданскую одежду, кировчане, пели сразу запомнившуюся песню В.И.Лебедева-Кумача на музыку Б.А.Александрова «Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой».

Позади оставалась родная Москва, впереди – трудная учеба, солдатский труд и бои с ненавистным врагом.

9 июля 1941 года после 28-километрового марша полки дивизии прибыли на место, и в течение дня занимались сооружением шалашей и палаток.

10 июля началось обучение и доформирование дивизии в лагерях, во время которого бойцы постепенно получали военное обмундирование и снаряжение. Здесь же происходило отчисление из состава дивизии тех, кто был старше установленного возраста (55) лет или в ком остро нуждалось народное хозяйство, а также студентов выпускных курсов. Одновременно уточнялись составы отделений, взводов, рот, батальонов, прибывал ротный и батальонный командный состав, развернулось строевое обучение и изучение личного оружия по мере его поступления по программе обучения одиночного бойца.

17 июля 1941 года бюро МГК ВКП (б) постановило: «В целях укрепления воинской дисциплины и поднятия боевого духа бойцов и командиров в полках и дивизиях народного ополчения учредить боевые знамена – символ революционной верности Родине, Советскому правительству, большевистской партии, символ победы над врагом.

В день принятия воинской присяги в конце июля 1941 года второй секретарь Кировского райкома партии тов. Васильев вручил коленопреклоненным воинам дивизии дивизионное и полковые красные знамена и грамоту, в которой было написано: «Московский городской комитет Всесоюзной Коммунистической партии большевиков вручает дивизии народного ополчения Кировского района города Москвы боевое Красное Знамя».

«Московский Городской комитет ВКП (б) выражает твердую уверенность, что бойцы, командиры и политработники дивизии с честью пронесут это знамя по полям сражений в Великой Отечественной войне советского народа против Германского фашизма».

Московский Городской Комитет ВКП (б) надеется, что бойцы, командиры и политработники дивизии в боях с врагами Родины проявят стойкость и мужество, свойственные сынам Московского пролетариата, впишут в историю Красной Армии и советского народа героические подвиги во имя матери-Родины, во имя большевистской партии».

Воодушевленные вручением боевых знамен, принятием военной присяги, кировчане – ополченцы усилили боевую и политическую подготовку к грядущим боям: сколачивание частей, оборонительные земляные работы, которые они вели в районе священного для каждого русского человека Бородинского поля, что особенно учитывалось в партийно-политической работе.

30 июля 1941 года Ставка Верховного Главнокомандования приказала сформировать на Ржевско-Вяземской линии обороны штаб резервного фронта в составе 6 Армии, две из которых – 32 и 33 Армии – комплектовались из Московских дивизий народного ополчения, по пять дивизий в каждой Армии. Командующим резервного фронта был назначен заместитель наркома Обороны СССР, генерал Армии Георгий Константинович Жуков, который в дальнейшем стал маршалом Советского Союза. Этим мероприятием Ставка стремилась обеспечить войскам оборонительные рубежи на дальних подступах к Москве.

9-я дивизия народного ополчения была включена в состав 33-й Армии, которой командовал тогда комбриг Онуприенко Д.П. К этому времени, т.е. к 1 августа 1941 года, дивизия имела в своем составе 7200 человек. На вооружении дивизии было 25 семидесятишестимиллиметровых и тридцатисемиллиметровых орудий, 32 миномета, 105 пулеметов, т.е. по личному составу и вооружению дивизия была недоукомплектована. Как отмечал в своем донесении 4 августа 1941 года комиссар  ПРОХОРОВ М.Н., недокомплект орудий составил 35 единиц, снарядов к ним около 10 тысяч, минометов – 13 единиц, мин к ним – около 7 тысяч, пулеметов – 162. Общий недокомплект винтовочных патронов составил около 1 миллиона штук.

30 июля дивизия была погружена в эшелон на станции Бородино. На подходе к Вязьме эшелон был задержан, так как накануне железнодорожный узел был подвергнут бомбардировке вражеской авиацией. По прибытии в район Спас-Деменска дивизия выгрузилась и заняла оборонительный рубеж Дюки – Бураки, западнее Спас-Деменска, Смоленской области. В дивизию прибыли на стажировку слушатели Военно-инженерной Академии. Они имели опыт боев и помогли в строительстве обороны.

В течение августа 1941 года личный состав дивизии наращивал свои усилия по овладению оружием, занимался тактическими занятиями в составе отделения, взвода и роты. Одновременно ополченцы производили значительные инженерно-оборонительные работы на Вяземской линии обороны, в которых принимало участие и гражданское население, работали и овладевали военным делом по 10-12 часов в день.

В одном из писем семье инженер  СЛАЙКОВСКИЙ писал: «Искренне говорю, что службой доволен, готовимся встретиться с врагом подготовленными, чтобы бить его пулей и штыком, и пулеметом и прочим…».

Интенсивно велась партийно-политическая работа. Во всех подразделениях и частях были созданы партийные и комсомольские организации, которые действовали активно и инициативно. В ротах и батареях выпускались боевые листки, во взводах проводились политинформации, зачитывались и комментировались сводки Совинформбюро, накоротке проводились партийные и комсомольские собрания.

Партийно-политическая работа в дивизии имела свои особенности. Недостатка в кадрах партийного и комсомольского актива не было. Люди, выдвинутые на партийно-политическую работу, имели значительный опыт этой работы в гражданских условиях, но испытывали немалые трудности, так как не были обучены военному делу. Поэтому главной задачей коммунистов и комсомольцев явилось быстрое овладение военным делом, быть в этом примером для беспартийных. Большая партийно-комсомольская прослойка позволила создать в ротах и им равных подразделениях полнокровные партийные и комсомольские организации, но их руководители иногда сбивались на формы и методы работы в гражданских условиях, что мешало укреплению единоначалия. Наконец, рядовой и младший командный составы знали своих партийно-комсомольских руководителей и младших командиров по совместной работе и в этом были свои положительные и отрицательные стороны.

Большую помощь в развертывании партийно-комсомольской работы в дивизии оказали восемь выпускников Военно-политической Академии им. В. И. Ленина, которые выступали с лекциями, помогали в создании партийных и комсомольских организаций.

Важным событием в дивизии стала дивизионная партийная конференция. Ее 90 делегатов обсудили доклад комиссара дивизии М. И. ПРОХОРОВА о задачах партийно-политической работы в частях, избрали дивизионную партийную комиссию во главе с И. А. БОБКОВЫМ.

В августе дивизия получила значительное пополнение людьми и вооружением. В ее состав влился батальон ополченцев Тимирязевского района, в количестве 718 человек. Партийно-комсомольская прослойка среди них составляла 60-70%. Возглавлял батальон майор-инженер Самуил Григорьевич КОЛЕСНЕВ, профессор, ректор сельскохозяйственной Академии им. К. А. Тимирязева. Он получил назначение на должность дивизионного инженера. Пополнил дивизию и батальон ополченцев из Подольского района Московской области.

31 августа 1941 года в дивизию прибыло 1019 человек пополнения, в том числе 19 человек командно-начальствующего состава. Это были обученные, физически крепкие парни, призванные в ряды Красной Армии по мобилизации. Всех их распределили пропорционально по полкам. Среди них был назначен на должность начальника артиллерии дивизии кадровый офицер, участник боев на Халхин-Голе капитан СОРОКИН Николай Васильевич. При нем был оформлен штаб артиллерии дивизии.

Можно считать, что после этого пополнения дивизия стала полнокровной, укомлектованной по штатам военного времени, к тому же в дивизию прибыл 459-й отдельный саперный батальон (комиссар батальона А. М. ВОЛЫНЦЕВ) и 139 медико-санитарный батальон (командир батальона – КВАСЕНКОВ Александр, комиссар – БОРИСОВ Виктор Константинович). Командный пункт дивизии располагался в лесу – в одном километре западнее Б. Внегощ.

Медико-санитарный батальон был сформирован из добровольцев – комсомольцев Кировского района. Рядовой состав его был представлен в основном, 17-20 – летними девушками, среди которых  АБРАМЕНКО Маша, ЗАВАРЗИНА Надя,  КАРАСЕВА Муся, ВИНОГРАДОВА Лида (по мужу  ШУПТА),  УСЫНИНА Валя,  МАКАРЕВИЧ Тамара, МАКАРОВА Саша,  МАРКИНА Тоня,  ПЕТРОВА (КАМАРИЧЕВА)  Лена,  ПОЛЯКОВА Рая (ПЕТРОВА),  СОЛОВЬЕВА  Галя,  ШОРНИКОВА  Лиза и др.

По данным на 20 сентября 1941 года в дивизии было 11543 чел., в том числе 802 человека командного и начальствующего состава, 1295 – младшего начальствующего состава и 9446 – рядовых. На вооружении имелось более 6000 винтовок, 1500 автоматических самозарядных винтовок СВТ, как оказалось, довольно капризных в обращении, более трехсот станковых и ручных пулеметов, 153 автомата (по одному на каждый взвод), 32 орудия. Ниже штатного количества было автоматического оружия, не было по существу зенитного прикрытия, не хватало автотранспорта, особенно специального. Весь этот недокомплект был свойственен и другим дивизиям народного ополчения.

К исходу сентября 1941 года дивизия состояла из трех стрелковых полков и одного артиллерийского противотанкового дивизиона, зенитного дивизиона, саперного батальона, батальона связи и медико-санитарного батальона, моторазведывательной роты, автороты подвоза, роты химзащиты и вспомогательных подразделений.

К этому времени дивизии народного ополчения были в основном сколочены, обучены по ускоренной программе военного времени, что позволило включить их в состав кадровых войск Красной Армии. В связи с этим они получили новые наименования. 9-я дивизия народного ополчения Кировского района г. Москвы стала именоваться 139 стрелковой  дивизией, ее 1-й, 2-й, 3-й полки соответственно получили номера 1300, 1302, 1304 стрелковых полков. Батальон связи и медико-санитарный батальон получили номера дивизии, 459 отдельный саперный батальон вошел в состав дивизии под своим номером.

20 сентября 1941 года 139 стрелковая дивизия вошла в состав отличившегося в боях 24 Армии Резервного Фронта. В приказе войскам фронта по поводу победы 24 Армия под Ельней, Командующий войсками фронта генерал Жуков писал, что «… блестящая победа, одержанная частями 24 Армии вдохновляет всю Красную Армию, весь советский народ на новые подвиги в борьбе за полный разгром и уничтожение ненавистного врага». Именно в боях под Ельней, на Смоленской земле, на дальних подступах к Москве родилась первая советская гвардия. Воинам ополченской дивизии было на кого равняться, с кого брать пример.

Сразу же после включения дивизии в состав 24-й Армии, офицеры ее штаба и политотдела инспектировали боевое состояние дивизии, уровень партийно-политической работы, ее материально-техническое обеспечение, ее готовность к боевым действиям.

Мы не располагаем документами по итогам проверки, но тот факт, что через несколько дней после инспекции дивизии был доверен передний край обороны войск армии говорит о том, что дивизия была признана боеспособной и готовой к выполнению боевых заданий, поставленных Военным Советом армии во главе с ее командующим генерал-майором Ракутиным Константином Ивановичем. В связи с проверкой были произведены некоторые кадровые перемещения. Так, комиссаром 1304-го стрелкового полка был назначен опытный кадровый политработник, батальонный комиссар Архангельский С. В.

Основным недостатком в боевой готовности дивизии явилось отсутствие у ее личного опыта ведения боевых действий в современной войне. Это касалось не только рядового и младшего командного состава, но и всего, за редким исключением, командного состава. Достаточно сказать, что аттестацию на присвоение командирского звания, многие командиры, особенно политработники, прошли лишь за неделю до начала боев. Основной вывод состоял в том, что дивизия еще не участвовала в боях, была необстреляна.

27 сентября 1941 года Ставка Верховного Главнокомандующего предписала войскам Западного фронта перейти к жесткой обороне и подготовке к отражению возможного наступления противника на Москву.

В соответствии с планом оборонительных действий 24-й Армии дивизия получила приказ о выдвижении на передовой край обороны армии на рубеже по реке Устрем – Н. Тишнево – Леоново, расположенном в 24  километрах юго-западнее г. Ельни Смоленской области. Дивизии отводился участок обороны по речкам Ржавец и Устрем на опушке большого леса к западу от деревни Леоново. Оборону на данном рубеже держала 303-я стрелковая дивизия, обескровленная в предшествующих наступательных и оборонительных боях.

Для занятия оборонительного рубежа отводилась ночь с 29 на 30 сентября. Для выполнения боевой задачи требовались незаурядное искусство и воинское мастерство, которыми личный состав дивизии не обладал. На обучение такому маневру времени не было. Ведь надо было не только совершить ускоренный скрытый марш-бросок, но и сменить части 303-й стрелковой дивизии незаметно для противника, бесшумно, за несколько часов ночного времени занять окопы переднего края, усовершенствовать их для большего наличия войск, установить наблюдение за противником, сведения о котором были чрезвычайно скупы и противоречивы.

В силу сложившихся тогда обстоятельств, полки дивизии заняли тогда боевые оборонительные порядки в линию, имея по стрелковому батальону от каждого полка в резерве.

Дивизия выполнила боевой приказ и к рассвету 1-го октября заняла рубежи обороны, центром которой стала растянувшаяся более чем на километр деревня Леоново. Здесь разместился 1304 (3) полк под командованием майора МАЖАРОВА К. С. Боевые порядки 1302 (2) полка располагались в окопах на опушке леса. Справа от 1304 стрелкового полка занял оборону 1300 (1) стрелковый полк, на левом фланге которого располагался комендантский взвод во главе с мастером спорта по стрельбе Беляевым Борисом Владимировичем.

Таким образом, дивизия заняла оборону на левом фланге 24-й Армии, на границе с 43-й Армией. Слева от нее оборонялась 222-я стрелковая дивизия этой армии, справа – 19 стрелковая дивизия 24-й Армии.

Знало ли фашистское командование о смене частей на переднем крае? Очевидно, знало, но это уже не имело существенного значения, так как еще 30 сентября 1941 года началась стратегическая операция немецко-фашистских войск под кодовым названием «Тайфун», началось «генеральное» наступление гитлеровцев на Москву. В этот день оно развернулось против войск Брянского и Юго-Западного фронтов, а на следующий день 1 октября – против войск Западного и Резервного фронтов.

Для успеха своего наступления на московском направлении гитлеровцы сосредоточили огромные силы, которые значительно превосходили наши войска в живой силе и особенно в танках и самолетах. Против 1250 тысяч наших войск гитлеровцы бросили 1800 тысяч, против 7600 орудий и минометов – 14 тысяч, против 990 танков – 1770, против 677 самолетов 1 1390.

В полосе 24 Армии противник превосходил советские войска в людях в 3,2 раза, в танках в 8,5 раза, в орудиях и минометах в раз.

Поскольку 139-я стрелковая дивизия заняла оборону на стыке 24 и 43 Армий, в районе, на который враг нацелил свой удар, превосходство в силах было еще больше в пользу противника.

Такова была объективная обстановка к 1 октября на участке фронта обороны ополченческой дивизии.

Весь день начиная с восьми часов утра, 1 октября передний край обороны дивизии, ее полки обрабатывались вражескими минометами и артиллерийским огнем, под прикрытием которого автоматчики противника пытались прорваться к переднему краю обороны, но эти атаки были отбиты, и только к исходу дня фашистам удалось занять переднюю траншею, но ночной контратакой 3-го батальона 1304 полка, в которой участвовали комиссар полка  АРХАНГЕЛЬСКИЙ С. В.,  комсорг ЛИВШИЦ Я. Л. и адъютант командира полка  БОВИН В. В., положение было восстановлено. Гитлеровцы были выбиты с захваченных позиций.

2 октября после длительной артиллерийской подготовки враг усилил свои атаки, но кировчане, хотя и несли большие потери, не дрогнули, отстояли передний край обороны. Только на участке первого батальона 1302 стрелкового полка, в составе которого сражалась стрелковая рота, почти полностью укомплектованная добровольцами картонажной фабрики, было истреблено 76 фашистов, а всего на рубеже обороны полка – более трехсот.

Тяжелая обстановка сложилась на левом фланге дивизии. Здесь на стыке с 222 стрелковой дивизии 43-й Армии просочился батальон фашистов, которые стремились развить успех и выйти в тыл дивизии. Командир дивизии генерал-майор  БОБРОВ С. Г. поставил перед дивизионным инженером  КОЛЕСНЕВЫМ С. Г. задачи ликвидировать угрозу на левом фланге. С одной стороны ротой саперного батальона, школой младших командиров и взводом охраны штаба дивизии майор-инженер  КОЛЕСНЕВ С. Г., погрузив на две повозки противотанковые и ручные гранаты, поспешил на левый фланг, где солдаты сводного отряда окопались и заняли оборону. Когда гитлеровцы, уверенные в успехе, поднялись в атаку, их подпустили на расстояние броска ручной гранаты, и по команде, забросали гранатами. Занимая по отношению к фашистам охватывающее положение,  КОЛЕСНИКОВ С. Г. поднял отряд в контратаку, которую возглавил на правом фланге контратакующих комиссар 459-го саперного батальона  ВОЛЫНЦЕВ А. М. В этой контратаке он был сражен вражеским автоматчиком. Получив отпор, фашисты вынуждены были отступить.

3 и 4 октября бои продолжались с еще большим ожесточением. В этих боях смертью героя погиб комиссар 1302-го стрелкового полка  А. В. СИЗОВ, который в тяжелый момент боя вел огонь из пулемета по прорывающемуся противнику; был также ранен комиссар 1304-го стрелкового полка батальонный комиссар  АРХАНГЕЛЬСКИЙ С. Б., которого перевязал адъютант командира полка  БОВИН Владимир Петрович. Пали смертью храбрых: секретарь партийного бюро этого полка  СЕЛЕЗНЕВ, начальник штаба  АРТЕМОВ, командир батальона  АГЕЕВ и много других командиров и политработников. Их место тут же занимали другие. Исполняющим обязанности комиссара полка был назначен ответственный секретарь бюро  ВЛКСМ  ЛИВШИЦ Я. Л.

В течение четырех суток сражались бойцы и командиры 1304-го стрелкового полка в деревне Леоново. Неся большие потери, полк прикрывал отход не только своей дивизии, но и других частей 24-ой Армии. Личный состав медико-санитарного взвода полка во главе с врачами  МОЛИБОЖКО И. Н., СЕКСЕНОВЫМ Ш. Ш. и младшим политруком  ЗАК Л. М., не смыкая глаз, оказывали помощь раненым.

В течение четырех суток полки дивизии, понесшие огромные потери убитыми, ранеными и пропавшими без вести, вели ожесточенные бои в районе Леоново, однако немецко-фашистские войска прорвались к Спас-Деменску и вышли в тыл 24-й Армии.

В ночь на 5 октября 1941командир дивизии, не имея связи со штабом Армии, оценив обстановку, принял решение вывести остатки дивизии, на фланг которой вышли фашистские войска, в район расположения штаба армии, которые по предположениям должен был находиться в деревне Волочек. Но этот маневр ничего уже не мог изменить.

Выход из тактического окружения на Волочек приходилось вести проселочными лесными дорогами под ударами немецкой авиации. Отдельным группам фашистских автоматчиков удавалось выходить на пути следования дивизии. Их атаки отбивались ружейно-пулеметным огнем. В одной из таких скоротечных схваток погиб командир дивизии генерал-майор  БОБРОВ Б. Д. и был тяжело ранен начальник политотдела дивизии комиссар  Г. С. БАНТРОВСКИЙ.

6 октября начальник штаба 24 Армии генерал  КОНДРАТЬЕВ А. Н. записал в своем дневнике: «Фронт нашего левого соседа далеко откатился назад. Две наши левофланговые дивизии (19 и 139) окружены. Им, как, впрочем, и другим дивизиям, дана задача пробиться из окружения и сосредоточиться в лесном массиве в 10-15 километрах восточнее д. Волочек.

Превосходство в живой силе и технике позволило врагу 7 октября 1941 года выйти силами механизированных войск восточнее г. Вязьмы и замкнуть в кольцо окружения 19-ю, 20-ю, 24-ю и 32-ю Армии Западного и Резервного фронтов.

8 октября полки дивизии вели арьергардные бои и вышли в лес близ станции Семлево. Здесь, в лесу, остатки дивизии были рассеяны непрерывными ударами авиации и продолжали сражаться, группируясь в сводные отряды с бойцами других частей.

С этого времени начался последний, краткий по времени, но драматический этап действий воинов 139-й дивизии, которые, как и воины девяти других дивизий народного ополчения, вынуждены были вести бои в кольце оперативного окружения.

Бои советских войск в Вяземском окружении продолжались до середины октября 1941 года.

Главным желанием сражавшихся в окружении кировчан было одно стремление – пробиться к своим частям и продолжить борьбу с ненавистным врагом.

18 октября прорвалась из окружения в районе южнее Вязьмы и вышла к Можайску большая группа кировчан – 522 человека, которую возглавил комиссар штаба дивизии старший политрук Владимир Михеевич НЕХАЕВ.  В пути из окружения группа уничтожила до двух сот фашистов, 6 штабных машин, 2 грузовые машины с боеприпасами. После короткого отдыха кировчане были направлены в части 5-й Армии, сражавшейся на Можайской линии обороны.

По сообщению В. М. НЕХАЕВА, он по прибытии в Москву по заданию секретаря Кировского райкома партии тов. ПОГОСОВА А. В. и райвоенкомата тов. СУЩЕВА П. С. продолжал объединять выходящих из окружения ополченцев района. Их набралось 260 человек.

Группу, состоящую из воинов специальных подразделений дивизии, в количестве 250 человек, вывел комиссар дивизии М. Н. ПРОХОРОВ. Эта группа приняла участие в разгроме немцев на ж. д. станции Семлево.

Третью группу вывел в район Дорохово помощник начальника политотдела дивизии по работе среди комсомольцев, старший политрук ФИДЕЛЬМАН  М. Э. и политрук Д. З. МУРИЕВ. Эта группа приняла участие в прорыве вражеского кольца южнее Вязьмы, в районе деревни Селиваново. 19 октября, через 10 дней марша по тылам противника, она перешла линию фронта и соединилась с нашими частями.

В районе Кубинки вышла из окружения небольшая группа кировчан, во главе с комиссаром 2-го полка МАРШЕВЫМ  З. Л. В этой группе находился и секретарь партийной организации батальона МИТИН. В районе Дорохово вышел из окружения с группой офицеров 24 Армии ответственный секретарь бюро ВЛКСМ 1304 стрелкового полка дивизии политрук Я. Л. ЛИВШИЦ.

По приказу военного комиссара г. Москвы полковника Черных командиром формирования выходивших из окружения ополченцев был назначен НЕХАЕВ В. М., комиссаром – МАРШЕВ З. Л., начальником политотдела – ФИДЕЛЬМАН М. Э. По мере формирования подразделений их немедленно отправляли на фронт. Поэтому восстановить дивизию не удалось.

Следовательно, из окружения большими и мелкими группами вышло более тысячи человек ополченцев Кировского района. В подавляющем большинстве те, кто были здоровы, через пересылочные пункты, а другие – после излечения в госпиталях вновь направлялись в воинские части и участвовали в боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны. Это были уже опытные обстрелянные кадры. Многие из них отличались в боях, участвовали в разгроме фашистов под Москвой, в Сталинградской и Курской битвах, дошли до Берлина и Праги. Бывшему командиру комендантского взвода 1300-го стрелкового полка БЕЛЯЕВУ  БОРИСУ  ВЛАДИМИРОВИЧУ  Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года было присвоено звание Героя Советского Союза. Он погиб в боях за освобождение Польши и похоронен в городе Познани.

Среди состоящих сегодня в наших ветеранских рядах – медицинская сестра Мария Константиновна АБРАМЕНКО, медицинская сестра Александра Афанасьевна Абрамова, санинструкторы – Клавдия Васильевна АГАПКИНА (Волкова) и Наталья Григорьевна БЫЛЕЕВА, старший лейтенант БОВИН  Владимир Петрович, майор-инженер Георгий Николаевич Дегтярев, старшина медицинской службы Надежда Николаевна ЗАВАРЗИНА, капитан административной службы Лидия Ивановна Зайцева, капитан Людмила Марковна ЗАК, сержант административной службы Николай Александрович КОГАН, подполковник Яков Лазаревич ЛИВШИЦ, санинструкторы – Нина Федоровна КОРЗУНЕЦКАЯ и Александра Васильевна МАКАРОВА, полковник медицинской службы Иван Никифорович МОЛИБОЖКО, лейтенант медицинской службы Алла  Леонтьевна НОСКОВА, медицинская сестра Раиса Павловна Полякова, Андрей Сергеевич Рахманов, подполковник Шарип Шарипович САКСЕНОВ, медицинские сестры Галина Васильевна СОЛОВЬЕВА, Роза Лаврентьевна ТЕЛЕХОВА, Екатерина Васильевна УСАНОВА, работники политотдела Зинаида Васильевна ШПАК, Лидия Алексеевна ШУПТА, подполковникМихаил Эммануилович ФИДЕЛЬМАН, Елизавета Николаевна ШОРНИКОВА. Большинство из них находятся на заслуженном отдыхе, другие продолжают трудиться.

Судьба тех, кто не мог пробиться из окружения, была различной. Некоторые, будучи ранеными в боях или попавшие в безвыходные обстоятельства, были захвачены в плен и разделили участь тех, кто уничтожался в гитлеровских концентрационных лагерях смерти, участвовали в сопротивлении палачам, стремились выжить и вернуться на Родину. Те из них, кто остался жив, принимали активное участие в восстановлении народного хозяйства.

Другие остались в тылу врага в Смоленских и Брянских лесах, включились в партизанскую борьбу с захватчиками, среди них партизан отряда им. С. Лазо Иван Дмитриевич МИРОНОВ и партизаны одного из отрядов смоленщины Петр Иванович ЧИСТОВ и Надежда Николаевна ЗАВАРЗИНА.

Особенно необходимо сказать о Федоре Даниловиче ГНЕЗДИЛОВЕ. Он пришел в дивизию из трамвайно-троллейбусного управления, был тяжело ранен в бою и остался в одной из лесных деревушек Ельнинского района – Севастьяново. Здесь ему удалось сколотить группу окруженцев из восемнадцати человек, которая развернула боевые действия против захватчиков. Группа назвала себя отрядом «ФД» и к весне 1942 года выросла в партизанский полк им. ХХ1У лет РККА. Более пятисот населенных пунктов в Ельнинском, Дорогобужском, Всходненском и Спас-Деменском районах Смоленской области освободил партизанский полк «ФД», восстановил там Советскую власть и удерживал освобожденные районы вплоть до прихода частей Красной Армии.

Газета «Вечерняя Москва» 26 июня 1942 года под рубрикой «Сыны Москвы в боях за Родину» опубликовала очерк батальонного комиссара П. Турского «Командир партизан». Очерк заканчивается такими словами: «Рассказ о действиях отряда народных мстителей будет неполным, если не дать несколько слов об их славном вожаке, скрытом под кличкой «ФД». Придет время, будет полностью названо имя этого народного героя и о нем, бесстрашном и умелом партизанском командире, будут писать повести, слагать песни и легенды. Сегодня мы скажем лишь, что тот, кто носит кличку «ФД» – москвич, сын нашего замечательного народа. Год назад в рядах народного ополчения Кировского района столицы он ушел на фронт защищать родную землю». За боевые заслуги в деле разгрома фашистов под Москвой  Ф. Д. ГНЕЗДИЛОВ  был награжден Орденом Красного Знамени.

В связи с большими понесенными потерями пять дивизий Московского ополчения, и, в том числе, 139 (9-я) стрелковая дивизия были расформированы. Так закончился славный, но короткий путь 9-й дивизии народного ополчения Кировского района г. Москвы.

Массовый геройский подвиг воинов Московских ополченцев дивизий, как и других войск на дальних подступах к Москве и в Вяземском окружении, получил высокую оценку в истории Великой Отечественной войны, в высказываниях ее выдающихся полководцев.

«Большое мужество потребовалось в эти тяжелые дни от советских войск, сражающихся в окружении в районе Вязьмы и Брянска. Их стойкость во многом определяла исход боев за столицу. Своим сопротивлением они сковали крупные силы врага, задержали их продвижение к Москве» (История Коммунистической партии Советского Союза. Том V, книга первая. Политиздат, 1970, с.229.).

«Попавшие в окружение войска продолжали оказывать упорное сопротивление, сковав здесь 28 вражеских дивизий. Четырнадцать из них не смогли высвободиться для дальнейшего наступления до середины октября. Это позволило советскому командованию выиграть время для организации сопротивления на Московской линии обороны». (История второй мировой войны. 1939-1945 г.г. Том IV, Воениздат, 1975, с.95).

Такова оценка историков. А вот, что пишут в своих мемуарах полководцы Великой Отечественной войны. В книге «Воспоминания и размышления» Маршал Советского Союза Г. К. Жуков пишет: «Пролитая кровь и жертвы, понесенные войсками окруженной группировки, оказались не напрасными. Подвиг геройски сражавшихся под Вязьмой советских воинов, внесших великий вклад в общее дело защиты Москвы, еще ждет должной оценки».  «Благодаря героическому сопротивлению окруженных 19-й, 20-й, 24-й, 32-й Армий», пишет Маршал Советского Союза И. С. Конев в книге «Битва за Москву», – «гитлеровцы несли большие потери, а резервов для развития ударов на Москву у них не оказалось. С 7 по 16 октября наши армии по существу сдерживали силы врага». Такую же оценку дает Маршал Советского Союза А. М. Василевский в своих воспоминаниях «Дело всей жизни».

Сейчас на учете Совета ветеранов дивизии 72 человека. Все они по мере своих сил и возможностей ведут героико-партиотическую работу среди молодежи и особенно среди школьников района.

Вскоре в Ельнинском районе Смоленской области будет воздвигнут памятник в честь кировчан, которые в грозном 1941 году отдали свои жизни, защищая на дальних подступах родную столицу.

Ветераны дивизии считают своей святой обязанностью добиться, чтобы этот памятный мемориал не оказался безымянным. Мы призываем молодежь района помочь нам в розыске имен всех тех, кто лежит в братских могилах на Ельнинской земле у деревни Леоново.

Эти люди отдали свою жизнь за лучшее будущее всех нас, они завоевали для нас мир, который мы храним почти сорок лет. И сейчас, когда в мире неспокойно, когда черные силы американского империализма нагнетают международную напряженность, мы будем вести неустанную борьбу за реализацию Программы Мира, разработанной ХХУ1 съездом Коммунистической партии.

Справка написана подполковником в отставке к.и.н. доцентом ЛИВШИЦЕМ Я. Л., при активном участии майор-инженера в отставке д.э.н. профессора ДЕГТЯРЕВА Г. Н., капитана в отставке д.б.н. профессора СМИРНОВА А. М., подполковника в отставке д.э.н., доцента ФИДЕЛЬМАНА М. Э., сержанта к.т.н. РАХМАНОВА А. С., гвардии ст. лейтенанта в отставке БОВИНА В. П., сержанта а/с КОГАНА Н. А.

При составлении справки использованы опубликованные документы и материалы, а также извлечения из воспоминаний в рукописном виде комиссара дивизии, бригадного комиссара М. Н. ПРОХОРОВА, начальника политотдела дивизии батальонного комиссара Г. С. БАНТРОВСКОГО, комиссара 2-го полка старшего политрука З. Л. МАРШЕВА, начальника инженерной службы штаба дивизии д.э.н. профессора КОЛЕСНИКОВА Г. С., из фронтовых писем, находящихся в семьях погибших ополченцев.

СОВЕТСКИЕ  ПОЛКОВОДЦЫ  В  БОЯХ  ПОД  ВЯЗЬМОЙ  В  ОКТЯБРЕ  1941  ГОДА

СОЛДАТСКИЙ  ПОДВИГ

(Из воспоминаний Маршала Советского Союза А. М. Василевского)

…Против трех фронтов – Западного, Резервного и Брянского – враг сосредоточил 77 дивизий численностью более миллиона человек, свыше 14 тысяч орудий и минометов, 1700 танков и штурмовых орудий, 950 боевых самолетов…

…Наши войска, действовавшие на Московском направлении, количественно значительно уступали врагу. Здесь в составе Западного, Резервного и Брянского фронтов находились к тому времени около 800 тысяч человек, 6808 орудий и минометов, 782 танка и 545 самолетов.

…30 сентября – 2 октября гитлеровцы нанесли сильные удары по советским войскам, прикрывавшим Московское направление. Все три наших фронта вступили в тяжелое, кровопролитное сражение. Началась Великая Московская битва. Противнику удалось прорвать оборону советских войск и окружить наши 19, 20, 24 и 32 Армии в районе Вязьмы.

…Бессмертной славой покрыли себя наши воины, сражавшиеся в районе Вязьмы. Оказавшись в окружении они своей упорной героической борьбой сковали до 28 вражеских дивизий. В этот необычайно тяжелый для нас момент их борьба имела исключительное значение, так как  давала нашему командованию возможность, выиграв некоторое время, принять срочные меры по организации обороны на Можайском рубеже.

А. М. Василевский «Дело всей жизни». М. Политиздат, 1975 г., с.150-152.

 

УПОРСТВО  И  СТОЙКОСТЬ

(Из статьи Маршала Советского Союза Г. К. Жукова)

…Благодаря упорству и стойкости, которое проявили наши войска, дравшиеся в районе Вязьмы, мы выиграли драгоценное время для организации обороны на Можайской линии. Почти на две недели они сковали до 28 дивизий противника, а за это время, благодаря усилиям Ставки Верховного Главнокомандования, прибыли пополнения войск на Можайское направление.

Кровь и жертвы, понесенные войсками окруженной группировки, оказались не напрасными. Подвиг героически сражавшихся под Вязьмой советских войск ждет еще своего описания.

Г. К. Жуков «Битва под Москвой». (Оборонительные операции). Военно-исторический журнал, 1971 г. №10, с. 64.

«Большое мужество потребовалось в эти тяжелые дни от советских войск, сражавшихся в окружении, в районе Вязьмы и Брянска – их стойкость во многом определила исход боев за Москву. Своим сопротивлением они сковали крупные силы врага, задержали их продвижение к Москве».

История КПСС т.5 книга 1 с.229

ГЕРОИЧЕСКОЕ  СОПРОТИВЛЕНИИ

(Из статьи Маршала Советского Союза И. С. Конева)

…Благодаря героическому сопротивлению окруженных 19, 20, 24 и 32 Армий гитлеровцы понесли большие потери, а резервов для развития наступления на Москву у них не оказалось. С 7 по 16 октября  наши Армии по существу сдерживали главные силы врага.

…Войска 19, 20, 24 и 32 Армий – это воины0герои и перед ними все мы склоняем головы…

И.С.Конев «Битва за Москву»  М. «Московский рабочий». 1966 г. с.51

 

ШИРОКИЙ  МАНЕВР

(Из статьи Маршала Советского Союза М. В.Захарова)

…Задержка столь крупной группировки войск противника в районе Вязьмы имела важное стратегическое значение. Она позволила Советскому командованию осуществить широкий маневр силами и средствами…

М. В. Захаров «Провал гитлеровского наступления на Москву». М. «Наука», 1966 г., с.8

…В результате двухнедельного сражения наших войск западнее Вязьмы четырнадцать дивизий противника были обескровлены.

 

Признание гитлеровского генерала Паулюса:

«… Мы выиграли вяземское сражение, но понесли большие потери…»

One response so far

  • Алексей васильевич. says:

    Прохоров Василий Иванович. 1911 г. р. Из 9й Ополченческой. Умер от ран в селе Леоново. Ухаживала за ним, местная жительница – Аверина Анна Ефремовна – его сверстница. Захоронен в период оккупации – на восточной околице деревни. Была старая баня, около её входа, на глубине 2х метров. Обмыт, обряжен и оплакан – деревенскими женщинами.

Leave a Reply